Живопись

Сурен принадлежит к тому редкому в современном прагматичном обществе типу людей, которых некое глубинное, интуитивное чувство ведет по жизни. Нет ничего удивительного в том, что он стал художником и путешественником. Удивительно другое: похоже, это не столько он выбрал свой путь, сколько путь выбрал его… Тема пути, путешествия – странствия – на долгие годы стала определяющей в его судьбе.

Он берет с собой в дорогу и фотоаппарат, и бумагу с красками – живопись является для него совершенно органичным языком, позволяющим высказать нечто большее и, зачастую, иное, чем фотокамера. Фотография фиксирует данность – внешний поток событий, лиц и удивительных впечатлений. Фиксирует художественно, подчеркивая авторский взгляд на мир, но всё же это мир внешний, с заданными координатами, взаимоотношениями и традициями. Живопись же дает возможность высказать то ценное новое знание о мире, которое рождается в дороге – она приоткрывает всё внутреннее, потаенное, сокровенное.