Каппадокия

Каппадокия

Будучи на службе в Советской армии после окончания Строгановского училища, я хранил с собой несколько номеров «National Geographic», и в свободные минуты листал их страницы… Смотрел и снова перелистывал – я вновь и вновь уходил в иной мир.

В одном из тех номеров был опубликован репортаж из Каппадокии. Почти нереальные, ошеломившие меня пейзажи причудливых башен/конусообразных скал из вулканического туфа с дверьми, окнами, террасами, выбитыми в камне, не оставляли моё воображение и поездка в Каппадокию стала моей целью, осуществить, которую удалось в 1978 году.

Каппадокия – уникальное чудо природы – находится в регионе Центральной Анатолии в турецких провинциях Кайсери, Невшехир, Аксарай, Кыршехир. Деревня Гореме, где был сделан этот снимок для Диптиха, находится в провинции Невшехир в 670 км от Стамбула и в 250 км от Анкары. Сейчас здесь открыт «Гореме – музей под открытым небом», который охраняется ЮНЕСКО с 1984 года.

В результате вулканических извержений, вместе с эрозией реки Кызылырмак и работой ветра более 10.000 лет назад появились здесь причудливые образования из вулканического туфа – мягкой породы камня… Первые поселенцы открыли глубокие ходы в вулканических скалах и поселились в них, спасаясь от диких животных и холодов. Со временем эти ходы расширили и объединили туннелями, лабиринтами по своим нуждам и желаниям – порода камня легко поддавалась и прорубить можно было ни только ходы, но и всевозможные помещения и лестницы. Когда первые христиане бежали от Римской армии, они поселились здесь в пещерах. Долгая невозможность покинуть свои убежища заставила их углубляться внутрь камня – так возникли целые подземные города с вентиляционными дымоходами, местами хранения вина, помещениями для скота, туалетами, церквями и монастырями.

В тихое время люди жили снаружи, а с опасностью – спускались в свои «города», уходящие / спускающиеся до глубины 80 метров и до подземных вод, а вход в эти тайные пространства закрывался изнутри специальным , как замок, камнем. Первые упоминания об этих тайных городах относятся к 4 веку В.С.

Христиане выжили и Каппадокия стала одним из самых важных мест в распространении христианской религии. Здесь много монастырей, прорубленных в камне и занимающих порой семиэтажные уровни, с внутренними лестницами, уходящими далеко вверх к вершинам скал. В местечке Соганли множество выбитых из камня часовен. В Деринкую и Каймаклы – подземные города.

Из около 40 подземных городов, известных сейчас, а их наверняка – больше, только 6 открыты, и предполагается, что у каждой отдельной деревни был свой подземный город. Недалеко от Гореме находятся долины Зельве и Ихлара. И там в ущельях, мистических и страшных с приближением темноты, каменистые склоны выглядят , как черепа с большими выемками / провалами во внутрь – полуоткрытые своды пещеры, с уходящими вглубь лабиринтами, смотрят с одного склона ущелья на противоположный такой же изрытый пещерами склон. Когда по ночам здесь горели костры, то разговор соседей превращался в гремучее эхо под сводами этих огромных, порой в 30 – 40 метров в ширину и высоту, сводов.

В те годы моим транспортом была старая легковушка с шофёром, который всякий раз перед поездкой наполнял мои ладони пахучей водой для шеи и лица. Потом мы уезжали на целый день, колеся по извилистым каменным дорогам меж скал: со множеством окошек, высоко, у самой вершины – террас с видом на множество таких же обжитых конусообразных скал. На некоторых скалах сверху, как шапка или, скорее, как гриб – находился откуда-то взявшийся большой плоский камень. Было начало сентября и кругом росло множество винограда и оливковых деревьев с серебристой зеленью. А земля и скалы – цвета известняка. Крестьяне были очень заняты сбором урожая. Все, конечно, знали моего водителя и угощали нас виноградом, потом мы останавливались перекусить в тени виноградников – сыр, лепёшки, зелень и стакан вина. К вечеру мы заезжали в антикварные лавочки. В городе Учисар первые постройки были сделаны в основании и внутри большой скалы. Мы поднялись по внутренним лестницам, проходя жилые помещения слева и справа от самой вершины скалы, где оборудовали смотровую площадку, внизу и внутри камня – жили люди. Внизу многие держали маленькие лавки. Был и ресторанчик, где я спросил у хозяина рюмку холодной водки, а он сказал: «Холодной нет». «Хорошо, давай тёплую», – сказал я и он принёс мне рюмку с подогретой (!) водкой. Первый и единственный раз я выпил рюмку горячей, как саке, водки. Шашлык и овечий сыр были очень вкусными. Мы отправились обратно в Гореме, где я жил, и остановились ещё раз у странного «Двуликого Януса», как назвали эту скалу (часть диптиха «Cappadocia») Комар и Меламид много лет спустя.

Для меня это было как в сказке, которую я увидел ещё в армии под Ржевом, но вкуса местного шашлыка и сыра я не мог предположить.