Боливия

Боливия

Рурренабаке

Отправлялся из Ла-Паса и, кажется, весь день заняла  утомительная и незабываемая дорога. Путь лежал вдоль глубокого ущелья, высокие склоны заросли джунглями. Трасса была очень узкой и грунт подмывался: в тех местах и случаях, пассажирам следовало не прилипать к окну, а переползать на другую сторону старого автобуса, дабы автобус не опрокинулся вниз в ущелье. В редких местах, чтобы можно было разъехаться, имелись кармашки.

Джунгли, где-то далеко внизу река, и противоположный склон ущелья, на котором иногда, далеко друг от друга, появлялись маленькие хижины золотоискателей. На той стороне дороги никакой не было – и как они там жили совсем одни, охраняя свои намытые камешки? Казалось, так странно, что живут они отшельниками на диких крутых склонах и не общаются меж собой.

Ещё в Рурренабаке торгуют красным деревом, а путешественники приезжали, чтобы на маленькой лодке отправляться на поиски анаконды в водорослях реки Бени и, если совсем повезёт, увидеть чёрного леопарда. По какой-то причине я не поехал на лодке, а отправился работать в свою новую мастерскую на втором этаже большого хозяйского дома, потом бродил по деревне и снова работал.

Вечером отправился в ресторанчик под навесом деревьев с большими цветами и местной музыкой. Одна мелодия мне так понравилась, что долго выпытывал у официанта, кто это был. Всё было записано на одну кассету и разобрать ему было трудно. Пока выяснял, оказалось, что сосед мой был русским и уже 20-30 лет живёт в Боливии. Он не верил, что я просто пожить приехал в Рурре и, щурясь и подмигивая, переглядываясь с своим приятелем за столом, говорил: "Знаем мы, за золотишком, камушками, а!". Спросил откуда я -из Москвы, спросил его – Воронеж. И началось весёлое напоминание: «Москва – Воронеж х.. догонишь, а догонишь, х.. возьмёшь», – повторил несколько раз, как будто кто-то его хочет догнать ... Сам-то он за камушками приехал, наверняка, и обсуждал их маленький бизнес с другом.

На обратной дороге в Ла-Пас, в ночное время перевал закрыт до рассвета. Наш автобус остановился в темноте. Все мужички и «девочки» в причудливых мини юбках и с шляпками на голове отправились в одно из двух заведений, где всю ночь танцевали с одним пивом. Гремела Кочабамба. С рассветом мы, спящие, тронулись дальше в путь в ущелье, поросшее джунглями.